Через сутки после аварии на Чернобыльской АЭС в Киеве сыграли Динамо и Спартак

О матче, который состоялся в Киеве через сутки после трагедии, 27 апреля 1986-го, вспоминают его участники.

В дни самой катастрофы высшее руководство СССР предпочло скрыть факт аварии, недооценив всю серьезность события. В близлежащих населенных пунктах продолжалась обычная жизнь. Так и в Киеве (по прямой — 94 км от Чернобыля) на следующий день после трагедии не было никакой паники и на принципиальном противостоянии всего советского футбола «Динамо» — «Спартак» на Республиканском стадионе (теперь НСК «Олимпийский») был аншлаг — 82 000 болельщиков.

Через сутки после аварии на Чернобыльской АЭС в Киеве сыграли Динамо и Спартак

Из-за такой «политики партии» своими жизнями, кроме всех этих зрителей, рисковали игроки и тренеры двух лучших клубов СССР.

Через сутки после аварии на Чернобыльской АЭС в Киеве сыграли Динамо и Спартак

27 апреля 1986-го. 19:00. Киев. Республиканский стадион. 82 000 зрителей

«Динамо» (Киев) — «Спартак» (Москва) — 2:1

Голы: П. Яковенко 17 Беланов 22 (пен.) – Родионов 86

«Динамо»: Чанов, Бессонов, Балтача, О. Кузнецов, Демьяненко (к), В. Рац, П. Яковенко, Яремчук, Заваров, Евтушенко (А-др Щербаков 68), Беланов (Баль 85)

Тренер – Валерий Лобановский

«Спартак»: Дасаев (к), Г. Морозов, Б. Кузнецов, Хидиятуллин, Бубнов, Латыш (Шалимов 85), Е. Кузнецов, Волгин, Новиков (Суслопаров 65), Черенков, Родионов

Тренер – Константин Бесков

Судьи: В. Кузнецов (Омск) – В. Белоусов (Волжский), Н. Захаров (Владимир)

Через сутки после аварии на Чернобыльской АЭС в Киеве сыграли Динамо и Спартак

Матч тот проходил по привычному для «Динамо» образца 1986 года сценарию. Бешеного темпа на старте поединка гости не выдержали и Павел Яковенко точно пробил метров с 25-ти низом. В себя соперникам киевляне прийти не дали. Буквально через пять минут Николай Латыш сбил в своей штрафной Анатолия Демяненко, арбитр указал на точку, а Игорь Беланов не промахнулся – 2:0.

Через сутки после аварии на Чернобыльской АЭС в Киеве сыграли Динамо и Спартак

После перерыва Ринат Дасаев дважды спасал ворота после ударов Александра Заварова и Беланова, а Иван Яремчук из удобных позиций дважды промахивался. И лишь незадолго до финального свистка, когда хозяева под влиянием тотального превосходства на мгновение потеряли концентрацию, Сергей Родионов пробил с близкого расстояния под перекладину – 2:1.

Впрочем, спортивная составляющая матча в контексте нынешней даты интересует только опосредованно. Общаясь с участниками поединка, просил их восстановить в памяти прежде всего детали, связанные с Чернобылем.

Анатолий Демяненко, капитан «Динамо»:

— Перед выходом на поле мы не знали о взрыве вообще. Точнее, слухи были, но нас успокаивали, дескать, маленькая авария, волноваться не стоит. «Спартак» — принципиальный соперник, поэтому настраивались на серьезную борьбу. И получилось ведь. Показали хороший футбол и победили. Помню, что тогда стояла теплая весенняя погода. Дышалось легко, то есть, понять, что случилось какое-то экологическое бедствие, было нереально.

Через сутки после аварии на Чернобыльской АЭС в Киеве сыграли Динамо и Спартак

Победив, мы даже сильно не радовались, поскольку через пять дней должны были играть финал Кубка кубков против мадридского «Атлетико» в Лионе. Понимание начало приходить только тогда, когда прилетели во Францию. Каждый телеканал демонстрировал кадры с руинами и подписывал картинку Чернобылем. Начали допытываться у переводчика, что произошло. «Трагедия страшная, — отвечает тот. — Чернобыльская станция взорвалась. Последствия могут быть очень плохими». Насколько плохими – никто из нас не понимал. Больше всего волновались за родных и друзей. Даже не понимали, как в дальнейшем следует себя вести. К счастью, наши семьи вывезли из Киева еще до возвращения домой.

Вадим Евтушенко, нападающий «Динамо»:

— Перед матчем нам никто нам ничего не рассказывал. Выиграли 2:1, домой нас не отпустили, а сразу на автобусе повезли на базу. Только по дороге краем уха услышали, что Васильевич рассказывает кому-то из тренеров, дескать, что-то случилось в Чернобыле. На следующий день мы вылетели в Москву и готовились к матчу с «Атлетико» на базе московского «Динамо». Нас вывезли из Киева и отгородили от информации.

Прилетев в Париж, увидели на мониторах в аэропорту, что показывают Украины – взрывы и руины. Не видео, а фотоснимки. Журналисты начали засыпать нас вопросами, а у нас ответов не было. Расспросить ничего не могли, ведь мобильных телефонов тогда еще не было. Потому когда возвращались в Киев, еще не знали, что в наше отсутствие семьи как могли эвакуировались. Точнее, в Украину возвращалась только часть состава, ведь большинство игроков во главе с Лобановским остались в Москве, присоединившись к сборной, которая готовилась к чемпионату мира. Когда приехали в Киев, встречали нас много людей. Они несли нас от поезда до автобуса на руках. Но общая картина пугала: в городе остались одни мужчины. Женщин и детей не видно вообще.

Через сутки после аварии на Чернобыльской АЭС в Киеве сыграли Динамо и Спартак

Впрочем, времени на раздумья не оставалось. Футболисты, которые не попали в сборную, отправились на тренировочный сбор в Ужгород. Среди них был и я. Но как только наш самолет сел на закарпатской земле, нас встретил человек, который сообщил: «Евтушенко и Баль остаются в аэропорту и вылетают в Москву, в расположение сборной».

Василий Рац, полузащитник «Динамо»:

— Киев жил обычной жизнью: 27 апреля – футбол, 1 мая – демонстрация. Правда умело маскировалась. Это в Париже люди были напуганы. Валерий Васильевич, узнав, в чем дело, сказал, чтобы с журналистами на эти темы ни говорили вообще, а беседовали только о футболе. Но журналисты журналистами. Сидишь в гостиничном номере, щелкаешь с канала на канал, а там – только Чернобыль. Французского не понимает никто, но оно и без слов очевидно, что произошло что-то страшное. Мне было немного проще: тогда еще был холостяком, родители жили на Закарпатье. Там безопасно. А вот ребята пытались позвонить домой. И не очень ведь получалось.

Во время матча со «Спартаком» понять что-то было сложно – обычное солнце, обычный воздух. Это только потом, когда вернулись из Франции, начали прислушиваться к советам, что надо закрывать окна и пить для профилактики красное вино. Так и делали. Но пили в меру.

В любом случае мыслей, что надо покидать Киев и ехать от Чернобыля подальше, у меня не было. Может, потому, что времени на панику не оставалось. После Лиона 12 футболистов «Динамо» переехали в Москву, чтобы готовиться там к чемпионату мира. Потом – Мексика. Повезло, что в течение первого месяца после взрыва ЧАЭС в Киеве нас почти не было. Да и тогда, когда были, тоже везло. Говорят, что после аварии ветер понес радиацию не на Киев, а в направлении Беларуси.

Через сутки после аварии на Чернобыльской АЭС в Киеве сыграли Динамо и Спартак

Иван Яремчук, полузащитник «Динамо»:

— Накануне матча краем уха слышали, что что-то там в Чернобыле произошло. Но жили будущим финалом Кубка кубков. И встречи со «Спартаком» — это всегда важно. Думали: авария то и авария, что там может случиться? Осознание пришло позже, когда узнали, какие масштабы этой трагедии. Удивлялись, как вообще можно было играть в футбол, когда в ста километрах случилось такое горе. Это дикость.

Понимаю тренеров: они ограждали нас от всякой не связанной с футболом информации, чтобы мы лучше подготовились к встрече с «Атлетико». Однако были ведь люди, которые должны позаботиться и о здоровье людей, учесть все опасности. Это хорошо, что нам повезло и последствий от участия в том матче не было. Во Франции же волновался уже даже не за себя, а за маму с братом, которые жили в Киеве.

Источник – UA-Футбол

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest